Category: история

Category was added automatically. Read all entries about "история".

Правила общения в блоге



Друзья, прошу вас при общении соблюдать правила хорошего тона. Не используйте без необходимости ненормативную лексику и не устраивайте ругань и разборки в обсуждениях. В блоге категорически запрещена любая реклама, грубый флейм, оффтоп и флуд. При размещении в комментариях ссылок и видеороликов необходимо сообщить, почему они вас заинтересовали. Автора блога, а также других пользователей можно конструктивно критиковать, но нельзя оскорблять. Размещение фотографий и ссылок сексуального характера, а также высказываний нацистского, экстремистского, агрессивного и любого другого человеконенавистнического характера запрещено.

Если вы хотите сделать взаимофренд, дайте мне знать об этом в личку.
promo kagemushanatako may 15, 2015 16:29 44
Buy for 10 tokens
Немецкое издание Die Zeit опубликовало довольно большую заметку о народном герое Михаиле Толстых, позывной "Гиви". В заметке много всяческих глупостей, например, там утверждается, что он якобы говорит "с сильным грузинским акцентом" и уже годами зарабатывает деньги, будучи солдатом-наемником в…

Приближение гибели

Во всех политических конструкциях важнейшим фактором всегда было время. Упрощенно управление этим фактором трактуется, как умение проскакивать в «окно возможностей» — решать текущие задачи в наиболее благоприятный для их решения момент.

На деле это не так. В любой период времени мы не просто можем, но должны выбирать из нескольких, зачастую взаимоисключающих решений. В «окно возможностей» заведомо проскакивает только одно из них. Но лучшее ли? Но правильное ли?

Карл XII в 1700 году сделал вполне логичный и формально правильный выбор. Он не стал преследовать разгромленную под Нарвой русскую армию, не стал добивать Петра. Август Сильный (Август II Польский, он же Фридрих Август I Саксонский) представлялся значительно более опасным противником, обладавшим соединёнными силами Речи Посполитой и курфюршества Саксония.

Шведский король принял решение разгромить более сильного врага. С точки зрения военной и политической стратегии он был абсолютно прав. Более слабый, потерпевший катастрофическое поражение Пётр, которому в России противостояла мощная оппозиция, который только что закончил войну с Турцией (она могла возобновиться), у которого, в отличие от Августа Сильного не было надежды на реальную поддержку ведущих государств континентальной Европы, был явно не опасен.

Но гоняясь за Августом по Европе, шведский король потерял восемь лет. За это время Пётр стабилизировал страну, реформировал армию, отвоевал изрядный кусок балтийского побережья и стал опасным. Чтобы это время выиграть, Пётр поддерживал ненадёжного, многократно предававшего Августа деньгами, а затем и войсками. Победить Карла Август всё равно не смог, но шведы увязли в польских, а затем в саксонской кампании надолго.

Полтавская баталия и Северная война были выиграны задолго до того, как 27 июня (8 июля) 1709 года полки сошлись на берегу Ворсклы между Яковецким и Будищенским лесами. Они были выиграны тогда, когда Карл дал Петру время, использованное последним для достижения подавляющего численного и технического превосходства над шведской армией. Пётр прекрасно понял значение этого подарка и сделал всё, чтобы выиграть как можно больше этого стратегического ресурса — времени.

Таким образом, грамотными в стратегическом смысле можно признать такие действия политиков, которые не просто дают представляемой ими стране дополнительное время, но позволяют руководить временем по собственной необходимости — произвольно расширять и сужать рамки паузы.

Так, например, не вызывает сомнения, что в приведённом выше примере, Пётр мог добиться окончательного уничтожения шведской армии вообще без боя. Карл под Полтавой находился в стратегическом окружении. Его силы слабели, в то время, как силы блокировавших его русских войск только росли (да и полтавский гарнизон русские смогли усилить). Чем дольше продолжалось бы стояние под Полтавой, тем слабее становилась бы шведская и сильнее русская армия. Решение Петра дать сражение было обусловлено чисто психологическим моментом. Карл считался непобедимым полководцем. Если бы он не проиграл битву, то иллюзия силы шведского короля продолжала бы питать его самого, его подданных и европейские дворы. Однако с точки зрения ресурсосберегающей стратегии, война выигрывалась исключительно за счёт перехвата управления фактором времени.

Изложенное не означает, что можно просто сидеть, ничего не делать и ждать, когда враг сам исчезнет, как это представляют себе люди интеллектуально недостаточные, пытающиеся определить на кого работает время по последним заявлениям Госдепа или по американской глобальной военной активности. Как я уже сказал на помощь Августу в Польшу посылались не только русские деньги, но и русские войска, а ещё армия Шереметева успешно очищала от шведов Прибалтику, да и сама двухмесячная оборона Полтавы являлась активным мероприятием. Выигрыш заключался в том, что с главного (решающего) театра войны была убрана главная сила неприятеля — армия Карла XII и сам шведский король. Пока шведы несли бессмысленные потери, гоняясь за Августом по Европе или осаждая с Мазепой Полтаву русская армия усиливалась.

Таким образом фактор времени играет на вашей стороне, а вы им успешно управляете, если динамика и вектор развития событий однозначно обеспечивают ослабление противника и ваше усиление. В таком случае, чем дольше вы отказываетесь являться на войну или на поле боя, тем более критическим для противника становится соотношение сил. В идеальных же случаях, как в примере стратегического окружения Карла под Полтавой, армия противника может исчезнуть вообще без боя. Это прекрасно продемонстрировал Кутузов после Тарутинского марш-манёвра — Великая армия Бонапарта растаяла без крупных сражений.

История России последнего двадцатилетия лучше всего иллюстрирует решающую стратегическую важность фактора времени. В 2000 году, когда Ельцин устал и ушёл, страна была поражена вирусом сепаратизма изнутри, центральная власть была слаба и полностью зависела от региональных элит и от олигархических группировок, бюджет пуст, армия и флот утратили способность решать стратегические задачи не только в отдалённых районах планеты, но и вблизи собственных границ, международный авторитет был низок как никогда.

В это время, любая конфронтация с Западом была гибельна для России — с ней можно было достаточно легко сделать то, что не получилось в 2014 году: разрушить экономику и дестабилизировать внутреннюю ситуацию за счёт резкого ухудшения условий жизни широких масс и, одновременно, удара по бизнесу олигархов, которые тогда контролировали практически всю экономику страны. Выдержать такой удар до 2004 года (даже до 2008) Россия была бы не в состоянии.

Поэтому первые цветные перевороты сопровождались достаточно вялой российской реакцией. Москва ещё не могла развернуть ситуацию, она просто тормозила наступление Запада, выигрывая время. Поэтому и с явно неадекватным Саакашвили до 2008 года вели переговоры. Вряд ли кто-то в Кремле надеялся, что с ним удастся договориться. Но время выигрывалось. Михо захватил власть в Грузии в самом начале 2004 года, а пятидневная война случилась только в августе 2008 (через четыре с половиной года).

Запад принял во внимание усиление и активизацию России, но сразу отреагировать не мог — не был готов. Первая подготовленная реакция — попытка белоленточного переворота в 2012 году, когда Путин не прислушался к рекомендациям Вашингтона и вновь избрался президентом. С этого момента можно вести обратный отсчёт времени для Запада.

В 2008 году Россия продемонстрировала готовность активно реагировать на провокационную военную активность в её пограничье. В 2012 году Запад убедился, что в России достигнута внутренняя стабильность и организованные по стандартным методикам цветные перевороты здесь не проходят — власть и общество консолидированы и готовы защищаться. В 2015 году Россия в Сирии заявила о своём возвращении в мировую политику в качестве глобального игрока, способного и готового отстаивать свои интересы в любой точке планеты.

Для того, чтобы частично отыграть утраченное в 90-е годы и частично восстановить свои международные позиции Москве понадобилось 15 лет. Все эти 15 лет соотношение сил во внутренней и внешней политике, в экономике, в финансах и в военном компоненте менялось в пользу России. Она стабилизировалась, усиливалась, богатела, восстанавливала мощь вооружённых сил, в то время, как Запад переживал системный кризис, непродуктивно терял ресурсы и постепенно втягивался в ослаблявшую его внутреннюю конфронтацию (американо-европейские противоречия, как и противостояние Трампа и глобалистов в США — явление того же порядка, что и разрушившие СССР противоречия в советской элите).

Россия не сильнее совокупного Запада сегодня. Она просто неуязвима для него. И соотношение сил всё время меняется в её пользу. Чем дальше, тем больше у Москвы союзников, задействование ресурсов которых, позволяет экономить собственно российские ресурсы и при этом проводить активную внешнюю политику. Чем дальше, тем сложнее Западу консолидированно проводить антироссийскую политику — в условиях ресурсного дефицита никто не хочет платить за конфронтацию из своего кармана, а попытка заглянуть в карман к соседу вызывает непонимание.

У России есть ещё болевая точка на Украине. В среднесрочной перспективе эта проблема решаема, но, судя по всему, не так, как предпочитали её решить в Кремле ещё год-полтора назад. До сих пор в российской официальной риторике присутствует пожелание сохранения реформированного украинского государства. А это уже невозможно. Невозможно в виду того же самого фактора времени.

Вспомним судьбу Прибалтики. С начала нулевых годов, Россия начала активно строить инфраструктуру, способную заместить прибалтийский транзит. К 2010 году эта замещающая инфраструктура уже активно работала. И Прибалтика исчезла, как экономический фактор. Она бы уже исчезла и как политический, но на волне эйфории от своего полного глобального доминирования, ещё не столкнувшийся с жёстким российским противодействием, Запад принял прибалтийские государства в ЕС и НАТО. Поэтому, пока не начался распад этих коренных структур Запада, интегрированные в них страны, теряют экономику, теряют население, теряют перспективу, но сохраняются в качестве политического механизма. Член ЕС и НАТО не может исчезнуть — это был бы удар по авторитету всего Запада.

Аналогичным образом Россия ускоренными темпами создаёт обходящую Украину транспортную инфраструктуру. Это не только газопроводы, но и шоссейные и железные дороги, порты и т.д. Частично эта инфраструктура уже работает, частично вступит в строй до 2019 года, включительно.

Таким образом, начиная с 2020 года Украина будет представлять для России чисто теоретический интерес. Никакие серьёзные проекты с ней связаны не будут. Следовательно привязка Москвы к украинскому фактору и возможность влиять на неё при помощи смены ситуации в Киеве исчезнет. Руки на этом направлении у Кремля будут полностью развязаны.

Отличие же Украины от Прибалтики в том, что её как раз ни в ЕС, ни в НАТО принять не успели. Если Киев прекращает работать, как элемент антироссийской игры, то и Западу он становится абсолютно не нужен. Поддерживать стабильность киевского режима становится некому и незачем. Принцип ресурсосбережения в политике безжалостен — если от тебя нет никакой пользы, то ты никого и не интересуешь.

Сейчас мы ещё наблюдаем попытки разыграть Украину в активной антироссийской партии путём перехода власти в Киеве в руки более радикальных деятелей, чем Порошенко, готовых к возобновлению войны в Донбассе и даже к прямой конфронтации с Россией. Но эта операция может проходить (и то неуверенно) только до тех пор, пока Россия привязана (хотя бы частично) к украинскому транзиту. Как только эта привязка исчезнет, Россию нечем будет заманить на Украину. А военное поражение Киев может потерпеть и от Донбасса (благо опыт есть).
Равнодушие и отсутствие интереса страшнее любых самых конфронтационных сценариев. В Африке постоянно кто-то кого-то геноцидит, а кто-то мрёт от голода. Но это не попадает на страницы мировых СМИ и никак не влияет на мировую политику. Потому, то те страны, в которых сегодня это происходит никого не интересуют. Там где интерес есть, средства для наведения порядка находятся быстро. А вот не представляющие интереса государства вымирают себе, плавно погружаясь в каменный век и никому нет до этого дела.

С 2020 года Украина переходит в разряд именно таких стран. Для России принцип выигрыша времени и экономии ресурсов будет всё ещё доминирующим. Она просто не сможет заняться реставрацией Украины, даже если её полностью бросит Запад. Проблема украинского и прибалтийского транзита решена, значит о самих образованиях можно забыть до лучших времён. Ситуация на данном направлении однозначно меняется в пользу России, причём чем дальше, тем больше. Лишённые собственной экономики страны Прибалтики, а Украина к тому же погружённая в хаос безвластия с каждым днём и с каждым годом всё больше проигрывают России по привлекательности, по уровню жизни. Причём разрыв увеличивается в ускоряющемся темпе.

Мы находимся в ситуации, когда управляющая временем Россия, может просто ждать наиболее благоприятной для себя ситуации, когда возобновление активности на украинском и прибалтийском направлении будет сулить не убыток, а прибыль. А вот соседи ждать не могут. Для них каждый день ожидания, как для Карла под Полтавой или для Наполеона в Москве — приближение гибели. Но и хороших ходов у них нет. Вопрос решатся ли сделать плохие или так и будут догнивать? Но эта проблема выходит за рамки управления политическим временем.

Ростислав Ищенко, президент Центра системного анализа и прогнозирования специально для «Актуальных комментариев».

Законы войны почтенного Суня

Великий полководец, стратег и военный мыслитель Сунь Цзы в своём трактате о военном искусстве (получившем его имя) учит нас, что «война — это как огонь, люди, которые не сложат оружия, погибнут от собственного же оружия».

Collapse )


Смерть Бжезинского

В США в возрасте 89 лет скончался самый преданный враг СССР и России Збигнев Бжезинский. Талантливейший человек. Составленные им планы политических операций столь же оригинальны, неповторимы и смертельно опасны для противника, как суворовский план Итальянской кампании, план Шлиффена (который не сумел достойно реализовать Хельмут фон Мольтке-младший) или план наступления на Западе, разработанный в 1940 году Эрихом фон Манштейном.

В последней четверти ХХ века Бжезинский сыграл для США ту же роль, которую Путин сыграл для России в первой четверти века ХХI.
Бжезинский стал советником по национальной безопасности президента Картера в январе 1977 года. В первой половине 70-х США пережили ряд тяжелейших внешне- и внутриполитических кризисов, серьезно подорвавших их международный авторитет и возможности проведения активной политики.

1973 год — нефтяной кризис, связанный с эмбарго, введенным арабскими странами ОПЕК, а также Египтом и Сирией на поставки нефти странам Запада, поддержавшим Израиль в войне Судного дня. Цены на нефть взлетели в четыре раза (с трех до 12 долларов за баррель). Экономика Запада пережила шок и находилась на грани катастрофы. Президент США Никсон официально призвал американцев к режиму жесткой экономии.

1974 год — импичмент Никсона по результатам Уотергейтского скандала. Крупнейший внутриполитический кризис в США с начала ХХ века накладывается на экономический кризис.

1975 год — силы Демократической Республики Вьетнам и Национального фронта освобождения Южного Вьетнама берут Сайгон. Последние находящиеся в стране американцы и некоторое количество их южнокорейских партнеров спасаются на вертолетах, взлетающих с крыши посольства США. Оформлено крупнейшее военное поражение США за всю их историю. Сверхдержава, несмотря на напряжение всех сил, проиграла войну половине страны третьего мира, не обладавшей и десятой долей той военной мощи, которую сконцентрировали во Вьетнаме США.

Приход к власти администрации Картера не остановил эту череду внешнеполитических поражений. После массовых выступлений 1978 года рухнул в январе 1979 года шахский режим в Иране — до этого ближайшем союзнике США на Ближнем Востоке. Администрация Картера не смогла ни оказать ему поддержку, ни выстроить конструктивные отношения с новым исламским руководством Ирана.

Силы Америки были подточены почти целым десятилетием катастроф. Страна нуждалась в передышке. Но заключить перемирие ценой геополитических уступок СССР было нельзя — это стало бы последней каплей: под вопрос были бы поставлены позиции США как лидера западного "свободного мира". Союзники бросились бы искать нового покровителя не хуже, чем это сделали бывшие союзники СССР в конце 80-х — начале 90-х. Добиться передышки было необходимо, связав силы и ресурсы главного противника, СССР, на второстепенном направлении.

И Бжезинский сделал это. Неслучайно до самой смерти он с гордостью вспоминал организованную им операцию по вовлечению СССР в Афганскую войну. Эта была классическая схема выбора из двух зол. СССР мог проигнорировать американскую активность в Афганистане и получить гнойник на своих южных границах, ставящий под удар стабильность среднеазиатских республик Союза. СССР мог послать войска и получить партизанскую войну, которую афганцы привыкли вести против иностранных военных контингентов.
Фактически это та же схема, которую наследники Бжезинского предложили России на Украине. В 2014 году российское руководство смогло найти третий путь и дать на вызов эффективный асимметричный эффект. В результате на три года украинский кризис стал проблемой не России, а Запада. В 1979 году советское руководство третий путь не нашло, а на деле не особенно и искало.

Но фоне предыдущих внешнеполитических побед СССР и его союзников афганский кризис казался пустяком — очередная "национально-освободительная война" против колонизаторов порабощенного народа, ведомого марксистской партией, ориентированной на СССР. К 1979 году СССР выиграл у США более десятка таких конфликтов. Почему в Афганистане должно было быть по-другому?

Не идеологизированный, хладнокровный Бжезинский, стремившийся к учету всех факторов, понимал, почему. Хрупкая афганская государственность, объединявшая группы различных этнически (пуштунских, узбекских, таджикских, хазарейских) и конфессионально (шииты и сунниты) племен, держалась за счет исторически сложившегося внутриполитического баланса, который любое иностранное военное присутствие нарушало.
Ввод в Афганистан любых (не обязательно советских) войск автоматически инициировал там гражданскую войну и (как ее элемент) партизанское движение, направленное против оккупантов и их местных союзников. С этим фактором познакомились англичане до СССР и американцы (переставшие руководствоваться мудрыми рекомендациями Бжезинского) после.

Когда в декабре 1979 года в Афганистан вошел ограниченный контингент советских войск, главная задача Бжезинского была решена. СССР получил конфликт, который должен был неограниченно пожирать его ресурсы, при том что затраты США для поддержания и расширения сопротивления были мизерными — и те в основном были переложены на Саудовскую Аравию и Пакистан. Более того, даже враждебный США Иран в данной ситуации объективно сыграл на стороне Вашингтона, поддерживая сопротивление афганских шиитов-хазарейцев ориентированному на СССР атеистическому кабульскому режиму.

Американцы связали СССР на второстепенном направлении, причем сделали это за чужой счет. В этом и заключалась красота и эффективность предложенной Бжезинским политической стратегии.

Однако Бжезинский не был бы великим стратегом, если бы всегда и везде применял один и тот же шаблон, если бы никогда не отступал от ранее озвученных концепций по мере их устаревания. Бжезинский первый в американской политической элите уже в 2009 году настаивал на резком развороте политического курса и выстраивании с Россией ровных, партнерских отношений. Тогда в администрации Обамы победили клинтоновские демагоги-глобалисты, плохо понимавшие, что они делают, и неспособные считать больше чем на два шага вперед.

Они решили, что дедушка выжил из ума, а примененный им в Афганистане метод — заставить противника выбирать из двух плохих решений — можно успешно реализовывать и без автора. Они ошиблись. Мудрый дедушка видел то, что они не желали видеть.

Бжезинский видел, как в 2008 году "афганская стратегия" потерпела поражение в Грузии. Россия прореагировала стремительно, но не так, как ожидали. Москва не промолчала в ответ на агрессию, но и не стала ликвидировать обанкротившийся режим Саакашвили, доставив Западу сомнительное удовольствие до сих пор морочиться с этим "великим демократом", которого невозможно ни к какому делу пристроить: все испортит.
Бжезинский, будучи истинно великим стратегом, понимал, что если российское руководство один раз нашло противоядие, разрушающее схему, то найдет и второй — еще более эффективное. Для него не было тайной, что использование шаблонных решений в политике столь же гибельно, как и на войне.


Он понял, что Америке вновь нужна пауза. Осуществляя власть гегемона планеты, она надорвалась уже к началу текущего столетия. США судорожно нуждались в перераспределении нагрузки на ресурсную базу. В начале 2000-х они еще могли заключить перемирие с Россией, выступая с позиции силы, сохранив за собой многие геополитические выгоды, полученные после распада СССР.

Чем дольше Америка пыталась, напрягая все силы, сломать Россию, тем слабее она становилась — и тем сильнее становилась Москва. Этот политический парадокс характерен для любой империи, пытающейся на закате своей мощи при растянутых по огромной зоне ответственности ресурсах и давно превращенных в развращенных вассалов союзниках противостоять упорному и гибкому противнику, которого невозможно уничтожить физически. Россию уничтожить было невозможно — ядерный щит гарантировал защиту от "гуманитарной агрессии".

Бжезинский предлагал стратегию Трампа задолго до Трампа, когда еще не было поздно, когда политическая элита США еще не была расколота и была способна выступать единым фронтом. Сегодня США уже не могут заключать перемирие с позиции силы. Им надо хотя бы сирийский кризис разыграть с Россией вничью. Остальными территориями (включая ЕС) они пока жертвуют, надеясь разобраться потом, при лучших для себя обстоятельствах.
Только вот наступит ли это потом для страны, которая на десять лет опоздала с необходимыми внешнеполитическими шагами? Для страны, президент которой постоянно отвлекается на борьбу со своими внутриполитическими оппонентами, мечтающими отстранить его от власти и не стесняющимися в средствах, демонстрировавшими готовность рискнуть даже гражданской войной в США.


Для страны, у которой больше нет Бжезинского, человека, понимавшего, что в политике ничего не бывает навсегда, что в ней нет безвыходных положений, а есть положения, из которых вы не нашли выход, что США и Россия никогда не смогут победить друг друга военным путем, но обречены на постоянную политическую и финансово-экономическую конкуренцию, и поэтому нельзя почивать на лаврах: после каждой победы (а все они временны) необходимо сразу же готовить новую операцию против старого противника.

С Бжезинским ушла эпоха — эпоха гегемонии США. Он успел увидеть начало заката созданной его усилиями глобальной империи. Он успел предупредить американскую элиту, что старые шаблоны больше не действуют, — надо искать новые пути к победе. Его не услышали. Благодаря этому мы получили на десять лет больше времени, чем было бы у нас, если бы американской внешней политикой руководил Бжезинский.
Это был очень гибкий и талантливый враг. Враг, умеющий взглянуть на ситуацию глазами своего противника (редкое качество, дающее половину успеха). Искусство политики много потеряло оттого, что после Афганистана Бжезинскому не дали возможности провести ни одну стратегическую операцию, а его эпигоны понимали глубину стратегических разработок пожилого поляка значительно хуже, чем Мольтке-младший ориентировался в плане Шлиффена. Национальные интересы России бесконечно выиграли оттого, что в США не нашлось политика, способного понять и оценить глубину и гибкость стратегических разработок ныне покойного, а потому безопасного Бжезинского.

Взрыв в метро 1977 года

Оригинал взят у poltora_bobra в Взрыв в метро 1977 года.
 Расследование теракта 1977 года. Есть возможность сравнения

…В конце 70-х в Москве произошел, пожалуй, первый случай открытого террора. В субботний день 8 января 1977 года прозвучали сразу три взрыва. Стоит отметить, что террористы выбрали самое удобное время для диверсии. Буквально две недели назад в Москве проходили торжества по случаю 70-летия главы государства Леонида Брежнева. В связи с массовым приездом в город иностранных правительственных делегаций в Москве были усилены все меры безопасности. В усиленном режиме работали как милиция, так и КГБ. В результате принятых мер торжества прошли без единого инцидента. После них наступило пред- и посленовогоднее затишье, когда вплоть до 10 января 1977 года в страну не въехала ни одна иностранная делегация. Город, что называется, "расслабился", чем и воспользовались террористы. 8 января 1977 года была суббота. В тот день многие москвичи отправились на вечерние киносеансы, в театры, концертные залы, на новогодние елки. В вечерние часы на улицах города было оживленно… 
Первая бомба взорвалась в 17.33 в вагоне метро между станциями «Измайловская» и «Первомайская». Этот взрыв повлек за собой наибольшее количество жертв, поскольку в это время поезд был переполнен. Кроме взрослых, погибли и дети, которые вместе с родителями возвращались с новогодней елки. Поезд остановился, погас свет, и в полной темноте раздавались ужасные крики и стоны раненых. Станции метро «Первомайская», «Измайловская» и «Щелковская» были немедленно закрыты, людей с платформ эвакуировали. Взорванный состав подали на «Первомайскую», и пассажиры нескольких составов, проследовавших через станцию без остановки, видели развороченный вагон и окровавленных людей на платформе. Второй взрыв прогремел ровно через 32 минуты после первого - в 18.05 бомба взорвалась в торговом зале продуктового магазина № 15 Бауманского райпищеторга. А через 5 минут после этого прозвучал и третий взрыв - на этот раз бомба была подложена в чугунную мусорную урну в нескольких сотнях метров от здания КГБ СССР около продовольственного магазина № 5 на улице 25 Октября. Заряд этой бомбы взлетел вверх и упал на крышу Историко-архивного института. Общий итог всех трех взрывов был ужасен: 44 раненых и 7 убитых (по сведениям в «Известиях», опубликованных 8 февраля 1979 г.). 
Терракты в Москве вызвали настоящее потрясение как в среде простых советских граждан, так и на самом кремлевском верху. Л.И. Брежневу в тот же день доложили об этих взрывах. Он сразу же связался с председателем КГБ Юрием Андроповым и министром внутренних дел Николаем Щелоковым и потребовал от них в кратчайшие сроки найти преступников. Несмотря на воскресный день, 9 января в КГБ и МВД СССР прошли экстренные совещания, посвященные произошедшим накануне взрывам. На поиски преступников были брошены лучшие силы из числа розыскников прокуратуры, МВД и КГБ СССР. Эта операция получила кодовое название "ВЗРЫВНИКИ". Основную оперативную работу по розыску террористов взяли на себя контрразведчики из КГБ. Последний свой взрыв преступники, видимо, не случайно произвели между Красной площадью и зданием КГБ, тем самым как бы бросая вызов руководству страны и чекистам. Поэтому делом чести для последних было как можно скорее напасть на след преступников. 
Оперативники КГБ опросили более 500 свидетелей, однако ни один из опрошенных так и не смог толком описать внешность террористов. Сегодня подобные уголовные дела получают смачный ярлык "висяк" и тонут в пухлых томах последующих дел. Но тогда на дворе стоял 1977 год, и к внеплановым взрывам страна еще не привыкла. Вторая группа специалистов собирала вещественные доказательства преступлений. Главными среди них были осколки взрывных устройств и те емкости, в которых они находились. Осколки от бомб собирались наиболее кропотливо. Они извлекались из тел убитых и раненых, подбирались на крыше Историко-архивного института, извлекались из обшивки вагона метро, для чего эту обшивку предварительно полностью сняли. Наиболее "ценный" осколок был найден в теле одного из убитых в метро мужчин. Этот осколок напоминал собой ручку от утятницы и был окрашен в синий цвет. Именно по этому осколку сыщики сумели установить, что в качестве корпуса взрывного устройства террористы использовали обыкновенную чугунную утятницу вместе с крышкой. Эту крышку они накрепко прикрутили к корпусу с помощью гаек и болтов, после чего прошлись по ним сваркой.


В вагоне метрополитена были собраны клочки дорожной сумки бежевого цвета. Спустя два дня экспертная лаборатория КГБ установила, что сумку сшили из кожзаменителя, который выпускался заводом в Горьковской области. Установили наименования и адреса всех получателей этой кожи. В списке значились почти сорок городов. По бежевым клочкам составили "фоторобот" сумки и разослали его по всем структурам Комитета госбезопасности. Но установить швейную фабрику не удалось. 
Параллельно изучались осколки бомб, оставленные на месте взрыва. В одном из трупов, вскрытых в морге, нашли осколок чугуна с синей эмалью. Эксперты предположили, что это крошечная часть утятницы, а точнее - ее ручки. Корпусом для взрывного устройства действительно служила утятница. Ее крышка крепилась стальными шпильками и приваренными стальными гайками. Смоделированную копию утятницы разослали в региональные отделы КГБ СССР. Спустя два месяца вышли на мастера, который узнал свою работу. Им был специалист подсобного цеха Харьковского завода лентотранспортного оборудования. По заводским накладным составили список тех, кто получал эту продукцию. И вновь он растянулся на три страницы убористого текста и включал в себя сорок городов. 
Третья следственная бригада отрабатывала компоненты мышьяка, который присутствовал в прочих осколках. Через Министерство черной металлургии чекисты нашли рудник, где добывалась руда с природной мышьячной примесью. Подобные следственные процедуры посвящались всем деталям и частицам, которые прямо или косвенно имели отношение к разорвавшимся бомбам - проводам, болтам, гайкам, шпилькам, остаткам часового механизма, латексу. Электросварка бомб проводилась специальным электродом, который использовался лишь на оборонных предприятиях. Отсюда напрашивался вывод: один из террористов имел отношение к "почтовому ящику". 
В конце концов из множества в списке "подозреваемых" городов были оставлены только три населенных пункта - Ереван, Ростов-на-Дону и Харьков. 
В один из дней молодой сотрудник КГБ, который стажировался в Узбекистане и дежурил в ташкентском аэропорту, обратил внимание на женщину с очень уж знакомой сумкой. По его просьбе женщина оставила свою сумку, переложив вещи в равноценную, спешно купленную молодым чекистом. На ярлыке "арестованной"` сумки значилась Ереванская кожгалантерейная фабрика. Теперь Ереван фигурировал по всем позициям. После такого вывода Юрий Андропов выделил служебный самолет и отправил следственную бригаду к армянским коллегам. По оперативному плану были прочесаны все районы Еревана. 
К тому времени террористы уже вновь прибыли в Москву, намереваясь взорвать Курский вокзал. На этот раз их сумка была заряжена шрапнелью, которая уложила бы не один десяток пассажиров. Взяв обратные билеты на поезд "Москва-Ереван", они посидели немного в зале ожидания и пошли к выходу. Один из террористов опустил руку в свою сумку и включил часовой механизм. Внезапно появился усиленный милицейский наряд и приступил к проверке документов и багажа. Запаниковавший бомбист вновь полез в сумку. 
На самой бомбе стоит остановиться отдельно. С помощью часов она бы взорвалась спустя двадцать минут. Тумблер включения был двусторонним: при повороте вправо электрическая цепь через двадцать минут замыкалась на лампочку, при повороте влево - на детонатор. В этом состояла своя хитрость. Скажем, после включения часов кто-то из пассажиров окликнул бы бомбиста, шагающего прочь от взрывного устройства "Але, вы сумку забыли!". Забрав бомбу обратно, нужно было всего лишь замкнуть тумблер на лампочку. На Курском вокзале террорист вначале повернул тумблер влево, но, заметив милицию, решил не рисковать и переменил направление тока. После этого он оставил сумку в зале ожидания и вышел налегке в туалет. Спустя несколько минут бесхозная вещь обратила на себя внимание. Кто-то из пассажиров заглянул внутрь, вытащил синюю куртку, шапку и моток проводов. Наткнувшись на часы и горящую лампочку, он сразу же забил тревогу. 
Сумка была доставлена в отделение милиции. Дежурный офицер, не долго думая, стал возиться с проводами и, наконец, повернул тумблер. Но взрыва не произошло: батарея к тому времени села полностью. На ноги поставили всю столичную милицию, перекрыли два аэропорта, железнодорожные вокзалы и автотрассы, которые вели в Ереван. 
Контрольные посты, наряды и патрули получили ориентировку на пассажира без верхней одежды (уже был конец октября). В шапке криминалисты обнаружили несколько курчавых волосков, пригодных для идентификации. Через несколько часов в одном из поездов задержали двоих подозрительных субъектов - Степаняна и Багдасаряна. Тридцатидвухлетний художник Багдасарян был без куртки, шапки и документов. Найденные в ушанке волосы вполне подходили к его кудрявой шевелюре. 
Доставив задержанных в управление КГБ, следователи решили пуститься на хитрость. Вечером один из офицеров вызвал Степаняна и сказал: "Твоего друга передали в милицию. Сейчас он мерзнет в камере и просит свою куртку, а где она, мы не знаем. Помоги найти". Степанян подошел к куче сваленных вещей и уверенно вытащил синюю куртку. В ту же секунду щелкнул затвор фотоаппарата. Степанян вздрогнул, поспешно отбросил куртку и закричал: "Нет, это не я! Я ничего не говорил, ничего не делал!". 
Точки над "і" расставила мать Степаняна, вызванная в управление. "Можете ли вы сказать, где сейчас находится ваш сын?" - спросил следователь. "Не знаю, - ответила мать. - Дней десять назад он сказал, что решил поехать в горы, в Цахкадзор, покататься на лыжах. С тех пор я его не видела". "Посмотрите, нет ли вашей сумки среди этих вещей?" Женщина бросила взгляд на четыре сумки и чемодан и ответила: "Вот наша сумка! Ее взял с собой мой сын". Обыск на квартирах выявил аналоги бомб, которые совпадали с московскими “адскими машинками" по семнадцати позициям. Вскоре КГБ арестовал и третьего участника взрывов Степана Затикяна, слесаря-сборщика с "Армэлектрозавода", уже знакомого комитетчикам.
По данным следствия, Степан Затикян был главным организатором и руководителем терактов, Степанян и Багдасарян — их непосредственными исполнителями.
Степан Саркисович Затикян окончил школу с золотой медалью. В 1966 студентом Ереванского политехнического инситута основал совместно с художником Айканузом Хачатряном и студентом Шагеном Арутюняном нелегальную «Национальную Объединенную Партию Армении». НОП была националистической группой, ставившей целью создание независимой Армении с включением земель Турецкой Армении; выход из СССР предполагался с помощью плебисцита. Группа развила активную подпольную деятельность, имела собственную типографию и выпускала газету «Парос» («Маяк»). В 1968 основателей НОП, а также нескольких их последователей арестовали и судили за «антисоветскую агитацию и пропаганду» и за участие в «антисоветской организации». В 1972, после отбытия заключения, Затикян стал работать на Ереванском электромеханическом заводе; к деятельности НОП не вернулся, считая ее бесперспективной; в 1975 подавал заявление о выходе из советского гражданства и добивался выезда из СССР, но получил отказ. Был женат, имел двоих детей. В момент взрыва находился в Ереване. У него под клеенкой на кухонном столе хранилась схема взрывного устройства, которое использовалось в московском метрополитене 8 января 1977 года...
Акоп Степанян и Завен Багдасарян, рабочие, были соседями Затикяна и родственниками между собой. К деятельности НОП отношения не имели.
Суд происходил с 16 по 20 января 1979. Рассмотрение дела было закрытым. Свою вину Затикян отрицал. Степанян частично признал свою вину, но отрицал участие Затикяна. Багдасарян признал все обвинения, предъявленные следствием.
Сохранилась видеозапись с выступлениями обвиняемых. Одно из заявлений Затикяна на суде:
"Я уже неоднократно заявлял, что я отказываюсь от вашего судилища и ни в каких защитниках не нуждаюсь. Я сам есть обвинитель, а не подсудимый. Вы не подвластны меня судить, поскольку жидороссийская империя — не есть правовое государство! Это надо твердо помнить".
Затикян закончил свою речь призывом на армянском языке:
"Передайте другим, что нам остается месть, месть и еще раз месть!"
24 января был зачитан смертный приговор, 30 января приговоренные были расстреляны.

Сижу, хрущу попкорном, посвистываю

Давно уже не читал опусы уважаемого Льва Рэмовича Вершинина putnik1. Не читал потому, что тошнит читать высосанные из пальца заказные тексты. А тут зашел, и неожиданно узнал, что истерика Госдепа США, пытающегося запретить всем (!), т.е. американским и не американским компаниям, торговать с Россией, это "зеленая миля" - смертный приговор России и дорога на эшафот. Американские Айфоны, немецкие стиральные порошки и индийские полотенца уже горят в доменных печах, лишь бы не угодить на прилавки ГУМа.

А вы знаете, мне жалко уважаемого Льва Рэмовича. Почитайте его собственные комментарии к памфлету "Зеленая миля". По-моему, пожилой человек болен.

Маша рулит!
Знаете, уже, в общем, похер. Сижу, хрущу попкорном, посвистываю...
Я уже ничего не понимаю. Единственным объяснением может служить только то, что там сидят не политики, а барыжки среднего уровня.
Российская Федерация никому ничего не должна, пребывает в пристойном ей состоянии, и дай ей Бог стабильности.




Электромобиль в царской России

Ходили вчера в гости к немецким приятелям. Сидели во дворе, ели мясо с гриля и трепались о всяком. В какой-то момент разговор зашел об электромобилях. Немцы сразу же начали "вспоминать" заслуги Отто и Бенца. Смотрим в википедию - оказывается, один из первых электрических автомобилей был создан в "лапотной" царской России. Немцы удивились и притихли.

В 1899 году в Санкт-Петербурге русский дворянин и инженер-изобретатель Ипполит Романов создал первый русский электрический омнибус на 17 пассажиров.



Его общая компоновка была заимствована у английских кэбов, где извозчик располагался на высоких ко́злах позади пассажиров. Экипаж был двухместным и четырёхколёсным, передние колёса по диаметру были больше задних. На первом электромобиле использовался свинцовый аккумулятор системы Бари, имевший 36 банок (вольтовых столбов). Он требовал подзарядки каждые 60 вёрст (~64 километра). Суммарная мощность автомобиля составляла 4 лошадиные силы. Разработка экипажа была заимствована у моделей американской фирмы «Моррис-Салом», которая выпускала автомобили с 1898 года. Электромобиль изменял скорость движения в девяти градациях от 1,6 до 37,4 км/час. Романов также разработал схему городских маршрутов для этих прародителей современных троллейбусов и получил разрешение на работу. Однако найти нужные инвестиции не смог, поэтому дело не получило развитие.


А потом были февральская и октябрьская революции 1917 г., затем пришли большевики, и Россия наконец стала цивилизованным государством.



И снова Российская Империя

Слушал по немецкому государственному радиоканалу WDR5 репортаж о смерти президента Узбекистана Каримова. В репортаже было выступление диктора узбекского ТВ, интервью с узбеками, высказывания оппозиционных политиков и прочих знаменитостей. Все до единого говорили на чистейшем русском языке.

Вас это удивляет? Меня нет. Это Российская Империя.

Российская Империя

Сегодня Германию с официальным визитом посетил президент Туркменистана Гурбангулы Бердымухамедов. Президента встречала шефиня Ангела Меркель. В то же самое время, немецкие СМИ подняли страшный вой, назвав Бердымухамедова "последним диктатором бывшего СССР" и сравнив его с руководством Северной Кореи. В виде доказательства выдали интервью с каким-то "политическим" заключенным, гражданином Казахстана, которому "удалось сбежать" из мрачных туркменских застенков, и который теперь дает разоблачительные показания про то, как в тюрьме на его глазах какой-то туркмен жаловался на то, что его вот-вот убьют.

Так вот, беглый казах давал интервью на русском языке.

Всегда, когда на Западе берут интервью у каких-нибудь борцунов на свободу и демократию с Украины, из Грузии, Армении или Латвии, все они говорят на чистом русском языке.

Что меня, в принципе, уже совершенно не удивляет. Потому что это Российская Империя.